Терапевтические исключения

Вопрос этапа

Вопрос этапа. Почему боятся раскрыть терапевтические исключения?

СОДЕРЖАНИЕ

>>> Опрос — Как вы относитесь к употреблению спортсменами запрещённых препаратов по терапевтическим исключениям?

Шестой этап Кубка мира в Антхольце запомнится вовсе не результатами, победами или медалями. Его главная составляющая – письма, петиции, заседание спецкомиссии и просто невероятное, временами на грани истерики, желание отдельных спортсменов очистить биатлон от запрещённых препаратов своими руками. «Лыжники с ружьями», чья главная и единственная задача бежать и стрелять, выставили IBU предложения по ужесточению индивидуальных дисквалификаций и наложению штрафов на целые федерации.

Российская сторона в рамках поиска и уничтожения ведьм тоже сделала конкретное предложение — раскрыть информацию о терапевтических исключениях и уничтожить эту лазейки в спорте. Разумеется, поддержки оно не получило. Особенно яростно против пункта, внесённого Россией в петицию, высказывались Михал Шлезингр и Мартен Фуркад. К слову, француз ещё в сентябре написал в своём «твиттере» следующее: «Если спортсмену нужно TUE, это значит, что он болен. А если он болен, то должен отдыхать».

После завершения этапа мы задавали экспертам, тренерам, спортсменам и журналистам два вопроса – почему никто не хочет открыть информацию по разрешённому использованию запрещённых препаратов и нужны ли вообще терапевтические исключения?

Андрес Бессеберг, президент IBU
— Этот вопрос должен рассмотреть наш медицинский комитет, на предмет соответствия Кодексу ВАДА. Я бы не хотел этот вопрос комментировать до официального запроса со стороны России или какой-то другой из сторон. Медицинский комитет мог бы изучить этот вопрос и дать рекомендацию исполкому. Но я бы хотел отметить, что у нас не так много терапевтических исключений, особенно в сравнении с прежними временами, поэтому я считаю, что сегодня это не самый острый вопрос.

Конечно, каждый запрос от национальной федерации или спортсменов будет рассмотрен всерьёз и этот при необходимости также будет рассмотрен.

Дмитрий Губерниев, комментатор «Матч ТВ»
— Я думаю, спортивный мир содрогнётся, узнав о смертельных недугах тех или иных спортсменов, поэтому и не приходится рассчитывать на желание открыть всю информацию по ТИ. Одна подруга моей мамы, которая страдает астмой, рассказала, что купила новый замечательный ингалятор, подышала и блестящим образом дошла до поликлиники не за полчаса, а за 25 минут, поэтому она прекрасно понимает, как астматики быстрее всех бегают по горам и выигрывают этапы Кубка мира.

Антон Шипулин, олимпийский чемпион
— По многим вопросам, рассмотренным на собрании спортсменов, мнения разделяются, и IBU мне даже в какой-то степени жалко, потому что на него идёт давление со стороны спортсменов, федераций и политиков. Главное для них не делать поспешных выводов, а разбираться точно во всём. Спортсменам больше всех это надоело и хочется, чтобы всё закончилось побыстрее, но в то же время хочется, чтобы решения были не поспешными, а продуманными. Мне бы хотелось, чтобы всё было мирно и люди пришли к компромиссу.

Дарья Домрачева, трёхкратная олимпийская чемпионка
— А чем раскрытие этой информации поможет борьбе с допингом? Спортсмены станут от этого медленнее бежать? Здесь могут быть нарушены права человека о защите информации о частной жизни. Касательно вчерашнего собрания хочу сказать, что спортсмены ждали реакции IBU по вопросу их письма, а не касательно доклада Макларена. Все понимают, что там больше вопросов, чем ответов, и необходимо проводить углублённое расследование, а спортсмены со своей стороны хотят обезопасить наш вид спорта от подобных ситуаций в будущем. Поэтому большинство спортсменов, в том числе и российские спортсмены, подписали это письмо.

Александр Касперович, главный тренер сборной России
— Мы выступаем за чистый спорт, поэтому хотели бы, чтобы на соревнованиях выступали те, кому позволяет здоровье. Мы не требуем публиковать информацию обо всех болезнях спортсменов, так как это вмешательство в личную жизнь, но при этом мы хотим более объективного контроля за выдачей терапевтических исключений, чтобы запрещённые препараты не использовались легально в корыстных целях. Это серьёзная лазейка для мошенников, которую нужно ограничить и взять под контроль.

Кентен Фийон-Майе, сборная Франции
— Я бы хотел отметить, что требования спортсменов направлены не на конкретный доклад Макларена, а на борьбу с допингом в целом, чтобы предотвратить подобные случаи в будущем. Это касается не только России, а всех стран. Эти меры позволили бы избежать допинговых скандалов в будущем. Я не знаю, нужно ли открывать информацию о терапевтических исключениях, но я не буду категорически возражать против этого, если это будет способствовать борьбе с допингом.

Михал Шлезингр, сборная Чехии
— Я пытался объяснить русским, что добавлять пункт об обязательном разглашении информации о терапевтических исключениях нельзя. Ведь IBU не решает таких вопросов. Если бы мы добавили такой заведомо нереальный пункт в список наших требований, то завернули бы всю петицию

Кристиан Манцони, руководитель фото-службы IBU
— Это не такой простой вопрос, как кажется. На мой взгляд, перемены в антидопинговых правилах в биатлоне назрели, поэтому IBU и решил провести экстренный конгресс в феврале, чтобы посмотреть в будущее и принять те правила, которые спортсмены хотят иметь. Я также надеюсь, что Россия скооперируется с IBU и другими большими биатлонными странами в борьбе с допингом. При этом никто не должен быть наказан без доказательства.

Наше мнение

Александр Круглов, корреспондент «Чемпионата»
— Само по себе раскрытие информации о терапевтических исключениях ничего не даст, что уже показали результаты работы хакеров. Большого резонанса за пределами России это событие не вызвало. Однако ситуация должна требовать дополнительного расследования и внимания, так как речь может идти о неравных условиях для разных спортсменах. Принятие специальных препаратов не должно давать преимущество таким спортсменам над здоровыми атлетами, как и протезы не должны давать перевес атлету-ампутанту над здоровыми коллегами. Чтобы преодолеть это неравенство, России нужно добиваться либо ужесточения правил выдачи ТИ, либо встраиваться в существующую систему и активно оформлять исключения для своих спортсменов, что до сих пор россияне делать не решались.

Мнение читателей

mrsergik55
Что касается TUE, то их преподают под соусом «врачебная тайна». Хотя, по сути, никому не интересен диагноз спортсмена, а интересуют препараты, им принимаемые. А ещё интересней состав комиссии, кто их ему разрешил.

borzenez
Если российские биатлонисты действительно внесли от себя особое мнение по TUE и только с этим условием подписали, а норги вообще не подписали — хорошо и правильно сделали наши ребята! Их особое мнение всё равно примут к сведению, а неподписание норгов будет говорить само за себя.

vg2009
Обнародование документов о масштабах применения TUE, а также о самих препаратах, позволило начать полезную дискуссию — не слишком ли много «больных» в спорте, не слишком ли легко получить это самое разрешение (в том числе и нечестно) и не слишком ли сильные препараты назначаются при определённых диагнозах? Так что правила TUE наверняка будут изменены — и это защитит чистых спортсменов от «TUE-манипуляторов».

Биатлон Плюс

  • Характеристики
  • Рекомендации по применению
  • Преимущества
  • Описание
  • Отзывы

0,4-0,45 Элант, КЭ (2,4-Д кислота в виде сложного 2-этилгексилового эфира, 564 г/л)

8-9 г/га Сталкер, ВДГ (трибенурон-метил, 750 г/к )

2,7- 3 г/га ДУКАТ, ВДГ (триасульфурон, 750 г/кг)

v В комбинации трех действующих веществ совмещаются все положительные свойства каждого из препаратов. Благодаря ярко выраженному эффекту синергизма между компонентами, достигается максимально широкий спектр действия против двудольных сорняков.

v За счет присутствия в составе двух сульфонилмочевин, продлевается период гербицидного действия, создается так называемый «экранирующий» эффект, позволяющий подавлять вторую «волну» сорняков в случае ее появления.

v Сокращение нормы расхода триасульфурона в три раза, по сравнению с самостоятельным применением, сводит к минимуму риск последействия.

2,4-Д кислота обладает гормональной активностью, действуя как ингибитор роста. Проникая через листья, стебли и корни, активно влияет на процессы фотосинтеза и деление клеток в меристеме сорняков, вызывая аномальную деформацию листьев, стеблей и, как следствие, отмирание всего растения.

Триасульфурон и трибенурон-метил блокируют синтез фермента ацетолактатсинтазы, участвующей в синтезе незаменимых аминокислот валина, лейцина и изолейцина. Подавление данного фермента блокирует деление клеток, приводит к быстрой остановке роста сорняков, пожелтению, а затем гибели.

Основными симптомами действия являются: неравномерный рост надземных органов, разного рода деформации, обесцвечивание листьев, сокращение длины междоузлий, покраснение жилок, хлороз листьев, отмирание точек роста, некроз тканей.

Компоненты БИАТЛОН ПЛЮС быстро поступают в сорное растение через листья и частично через корни, активно в нем перемещаются, накапливаясь в точках роста. Рост чувствительных сорных растений и конкуренция с культурой прекращаются в течение нескольких часов после обработки. Благодаря наличию в баковой смеси 2,4-Д кислоты, первые визуальные симптомы воздействия препарата на чувствительные сорняки становятся заметны через 1-2 часа, что быстрее, чем при самостоятельном использовании одного гербицида, на основе сульфонилмочевины.

Гибель чувствительных сорных растений происходит обычно через 3-7 дней, полная гибель наступает через 2-3 недели.

Менее чувствительные (вьюнок полевой) или находящиеся в более поздней фазе развития сорняки могут сохраняться в посевах, но их рост приостанавливается, и они не могут конкурировать с культурой в потреблении питательных веществ и воды.

Чувствительные сорняки: аистник цикутный, амброзия полыннолистная, бифора лучистая, бодяк полевой, болиголов крапчатый, вика сорнополевая, воробейник полевой, воронья лапка, галинсога (виды), герань (виды), горец (виды), горчица полевая, гречишка татарская, гулявник (виды), дурман обыкновенный, дымянка аптечная, звездчатка средняя, клевер (виды), лебеда раскидистая, льнянка обыкновенная, лопушник (виды), лютик полевой, люцерна (виды), незабудка полевая, пастушья сумка, подмаренник цепкий, подсолнечник сорный, полынь горькая, рапс, редька дикая, ромашка непахучая, сурепка обыкновенная, фиалка полевая, ярутка полевая.

Среднечувствительные сорняки: вьюнок полевой, гибискус тройчатый, дрема, молокан татарский, молочай лозный, мята полевая, осот полевой, паслен черный, пикульник (виды), смолевка белая, хвощ полевой, чистец (виды).

Период защитного действия

Не обладает почвенным действием, воздействует только на сорняки, которые присутствовали на момент обработки. При соблюдении рекомендаций, а также при условии оптимального развития культуры, достаточно одной обработки для эффективного подавления двудольных сорняков до конца вегетации.

Рекомендации по применению

Одна упаковка рассчитана на обработку 10-11 га.

Наиболее эффективно применение препарата по активно вегетирующим сорнякам в интервале температур: от +8°С до +25°С.

Большинство однолетних сорняков наиболее уязвимы к действию препарата в фазу от 2 до 8 листьев или розетки. Высота многолетних корнеотпрысковых в момент обработки не должна превышать 10-15 см (для осотов — фаза розетки — начала стеблевания). Фаза развития подмаренника не должны превышать 4-х мутовок.

Вьюнок полевой наиболее восприимчив до фазы бутнизации, при длине плетей 25-40 см.

Оптимальная фаза развития культуры для обработки гербицидом – фаза кущения, однако, допустимо применение и в более широкие сроки: от 2-3 листа до начала выхода в трубку.

Факторы, влияющие на эффективность

Проводить обработку посевов следует при благоприятных погодных условиях: в ясную, теплую погоду, при достаточной увлажненности почвы.

Не рекомендуется проводить механическую обработку почвы на протяжении 2-х недель после применения препарата, поскольку это может нарушить защитный почвенный «экран» и проводящую систему сорняков, что снизит эффективность их уничтожения.

Рекомендации по применению в неблагоприятных условиях

Применять препарат нужно при скорости ветра не более 5 м/с. Во время обработки необходимо следить, чтобы не было сноса препарата на соседние чувствительные культуры.

Не рекомендуется проводить обработку в дни, когда прогнозируются ночные заморозки, из-за возможности снижения эффективности препарата. Осадки, выпавшие через 2-3 часа после опрыскивания, не снижают гербицидного действия препарата.

Рекомендуемые баковые смеси

Эффективно подавляет двудольные сорняки при самостоятельном применении, поэтому не рекомендуется к совместному использованию с другими двудольными гербицидами. Для одновременного уничтожения двудольных и злаковых сорняков рекомендуется использовать в баковой смеси с граминицидами ФАБРИС, ГРАССЕР (в рекомендуемых нормах расхода).

Возможность возникновения резистентности

Препарат рекомендуется к применению в антирезистентных программах. В состав препарата входит три действующих вещества с разными механизмами действия, исключающие риск возникновения устойчивых видов сорняков.

Ограничения по севообороту

В связи с быстрым периодом распада трибенурон-метила в почве, а так же, благодаря сниженным в 3 раза нормам расхода триасульфурона, по сравнению с самостоятельным применением, не обладает последействием, и может использоваться без ограничений во всех типах севооборотов.

При соблюдении рекомендаций по срокам и нормам внесения препарата, случаев проявления фитотоксичности по отношению к обрабатываемым культурам не выявлено

Для расширения спектра действия, БИАТЛОН ПЛЮС можно применять в баковых смесях с граминицидами, а также с различными фунгицидами, инсектицидами, минеральными удобрениями, микроэлементами и регуляторами роста, стимуляторами роста и удобрениями, применяемыми в те же сроки.

Перед применением рекомендуется проверить компоненты баковой смеси на совместимость.

При хранении избегать попадания прямых солнечных лучей и соблюдать рекомендуемые температурные интервалы. По истечении гарантийного срока хранения, препарат должен быть проверен на соответствие требованиям технических условий. При установлении соответствия, может быть использован по прямому назначению.

Допинг в биатлоне: какие препараты распространены?

Допинг всегда был большой проблемой в спорте. Многие спортивные организации активно противодействуют распространению запрещенных вещетв, но пока их усилия нельзя назвать очень эффективными.

Среди всех видов спорта, наиболее распространен допинг в тяжелой и легкой атлетике. Очевидно, что для подъема тяжелых весов, очень многие атлеты принимают анаболические стероиды. Некоторые исследования показали, что примерно 80% пауерлифтеров принимают или принимали эти препараты. Примерно такая же ситуация и с представителями метательных дисциплин. Даже в тех видах спорта, где нужно больше выносливости, применение препаратов встречалось примерно у 10% спортсменов.

Соответственно, биатлон тоже попадает под перечень тех видов спорта, в которых может использоваться допинг. Исследования показали, что больше половины запрещенных веществ являются анаболическими стероидами, примерно четверть препаратов – это стимуляторы. Остальную незначительную часть составляют аденоблокаторы, наркотические и прочие вещества. В последние годы лаборатории очень сильно продвинулись в выявлении допинга. Однако по-прежнему можно заявить, что исследования еще не показывают реального положения дел.

Прием запрещенных средств может по-разному скрываться и маскироваться. Основная причина «популярности» допинга заключается в том, что многие спортсмены и тренеры полностью убеждены, что только так сегодня можно достичь результатов мирового уровня. Конкуренция в сегодняшнем профессиональном спорте, в том числе и биатлоне, действительно очень велика.

Например, исследования спортсменов одной из Олимпиад показало, что практически каждый второй спортсмен использовал какие-то добавки, каждый пятый принимал 5-7 веществ, а некоторые — даже больше десяти.

Современная система пробы на допинг значительно ограничивает масштабы употребления запрещенных веществ, но не решает проблему полностью.

Гербицид «Биатлон»: способ применения и норма расхода

Гербициды — отдельная группа биохимических веществ, которая предназначена для борьбы с нежелательной растительностью. В настоящее время их количество велико: от средств сплошного действия до селективного, от эмульсий до порошков. Такое разнообразие затрудняет выбор владельцев земельных участков. В данной статье более детально рассмотрим механизмы и способы воздействий, а также инструкцию по применению одного из лидеров на рынке пестицидов — гербицида «Биатлон».

Спектр действия

«Биатлон» относят к искусственным веществам системного действия, главным предназначением которых стало уничтожение однолетнего/двухлетнего бурьяна и других трав-паразитов на зерновых культурах. Состав препарата позволяет эффективно бороться со всеми двудольными сорняками, включая вредоносные сложноцветные растения, корневая система которых достаточно обширная и глубокая. Сорняки, на которые влияет препарат, в зависимости от скорости их реакции на пестицид, можно разделить на две группы:

  1. Чувствительные: горчица полевая, бодяк полевой, воронья лапка, гречишка татарская, лютик полевой, фиалка полевая, все виды люцерны, сурепка обычная, лебеда раскидистая, рапс, дикая редька, полевая незабудка, горькая полынь и другие.
  2. Среднечувствительные: полевой хвощ, виды чистеца, полевой вьюнок, гибискус тройчатый, дрема, молокан татарский, лозный молочай, полевая мята, полевой осот, черный паслен и другие.

Действующее вещество

В составе «Биатлона» присутствуют такие средства: «Элан» (концентрат эмульсии), «Сталкер» (водно-диспергируемые гранулы) и «Дукат» (водно-диспергируемые гранулы). Препарат способен вызывать гибель сорняков благодаря трем группам действующих веществ:

  • 2,4-дихлорфеноксиуксусная кислота в виде сложного 2-этилгексилового эфира — белое твердое малорастворимое в воде вещество, хорошо действующее против ромашки, чертополоха и гречишных. Злаковые отличаются устойчивостью к 2,4-Д.
  • Трибенурон-метил — кристаллы белого цвета с резким запахом, подавляющие широколистные сорняки. В растительных тканях зерновых препарат очень быстро разлагается до нетоксичных волокон.
  • Триасульфурон — твердое вещество без цвета и запаха, имеющее способность убивать двудольные сорные злаки в озимых и яровых культурах.

Препаративная форма

Препаративной формой «Биатлона» является смесь концентрата эмульсии (КЭ) и водно-диспергируемых гранул (ВДГ). Его фасуют в заводские герметичные бинарные упаковки объемом 4,5 литра, 0,09 и 0,03 килограмма.

Преимущества препарата

Исходя из механизма воздействия препарата, можно выделить следующие преимущества данного гербицида:

  1. Эффективное уничтожение более чем 100 видов растений-паразитов.
  2. Вероятность стойкости сорняков к препарату минимальна, благодаря трехкомпонентному составу средств разного спектра действия.
  3. Прекрасный синергетический эффект между компонентами, что усиливает продуктивность использования «Биатлона».
  4. Щадящее действие на злаковые, отсутствие фитотоксичности при применении согласно инструкции.
  5. Возможность не ядовитого совмещения с инсектицидами, что необходимо для выращивания хорошего урожая.
  6. Безопасность за счет сокращения количества триасульфурона в составе по сравнению с другими гербицидами.
  7. Долгое действие, возникновение потребности в повторном применении — крайне редкое явление.
  8. «Эффект экранизации» — продление действия препарата в случае повторного появления сорняков, чему способствуют совместные реакции трибенурон-метила и триасульфурона.

Механизм действия

«Биатлон» действует в два этапа. Сначала 2,4-дихлорфеноксиуксусная кислота как гормональное вещество проникает в ткани сорняков и замедляет процессы фотосинтеза растений-паразитов путем блокирования фермента ацетолактатсинтазы. В результате этого начинается сбой жизнедеятельности растения, который проявляется в деформации листьев и стеблей, потери цвета, а затем и гибели сорняка. На втором этапе трибенурон-метил и триасульфурон негативно влияют на выработку валина и изолейцина — важнейших растительных аминокислот. Как следствие, клетки растения прекращают деление, рост и развитие, происходит отмирание организма.

Способ, время обработки и норма расхода

Согласно инструкции «Биатлон» применяют путем опрыскивания с помощью специального оборудования пшеницы и овса. Препаратом рекомендуется обрабатывать сорняк, который находится в фазе активной вегетации при температуре 10-25 °С. Максимальной эффективности можно добиться в том случае, если опрыскивать растения-паразиты еще «молодыми», когда их рост не достигает 15 сантиметров и насчитывается на стебле 2-10 листков. Чтобы не нанести вред зерновой культуре, опрыскивать ее нужно в период кущения до выхода в трубку весной. Оптимальная норма расхода рабочего раствора гербицида «Биатлон» составляет в среднем одна упаковка на 10 гектаров площади посева — около 200 литров на гектар.

Скорость воздействия

В связи с наличием в препарате 2,4-дихлорфеноксиуксусной кислоты первые результаты воздействия гербицида «Биатлон» будут хорошо видны по истечении нескольких часов: листья сорняка начнут увядать. Гербицид довольно быстро проникает в растение, имея свойство накапливаться в тканях, омертвляя их. Молодые сорняки полностью гибнут в течение 3-7 дней, для более стойких потребуется до двух недель. Возможна ситуация, что препарат не убьет все растения-паразиты, но в любом случае он остановит их развитие, и они не будут вредить зерновым культурам. Ведь организмы, которые не растут, не имеют особой потребности в питательных веществах и влаге.

Период защитного действия

Препарат, применяемый в допустимых дозах, действовать на почву не будет, лишь на сорняки, которые были непосредственно опрысканы. Согласно инструкции для эффективного уничтожения сорняков одной правильной обработки будет более чем достаточно.

Совместимость с другими пестицидами

«Биатлон» относится к сильнодействующим пестицидам, что исключает применение совместно с ним иных двудольных гербицидов, поскольку это может быть опасно и поспособствовать фитотоксичности. Для одновременного уничтожения двудольных и злаковых растений-паразитов разрешено использовать «Биатлон» в баковой смеси с «Фабрис». Препарат хорошо совместим с минеральными органическими удобрениями, различными инсектицидами (химическими препаратами для борьбы с вредоносными насекомыми), стимуляторами роста и фунгицидами (биохимическими средствами для лечения грибковых заболеваний растений).

Ограничения по севообороту

Серьезных ограничений по любому из севооборотов не существует при условии использования «Биатлона» строго по инструкции. Это связано с очень быстрым периодом разложения тибенурол-метила в грунтах и уменьшенными нормами использования триасульфурона в данном препарате в три раза по сравнению с иными пестицидами.

Сроки и условия хранения

Гербицид «Биатлон» рекомендуется хранить в сухом, недоступном для детей и животных месте, без попадания прямых солнечных лучей при допустимой температуре +1. +24 °С. Срок хранения препарата указан на упаковке. После истечения срока годности гербицид лучше утилизировать. В отдельных случаях возможна его проверка на пригодность, после позитивного результата которой гербицид разрешено использовать по прямому назначению.

Любой пестицид — это вещество химического происхождения с токсичными свойствами, поэтому его применение должно проводиться строго по инструкции и согласно назначению. Иначе последствия будут необратимы, и за них производитель препарата ответственности не несет.

Гербицид Биатлон

Гербицид Биатлон – это препарат системного действия, основное назначение которого – защита зерновых культур от однолетних и некоторых двудольных растений, засоряющих посевы зерновых сельхозкультр.

Активным веществом гербицида Биатлон является 2,4-Д кислота в форме сложного 2-этилгексилового эфира (564 г/л) + триасульфурон (750 г/кг), принадлежащих к химическому классу арилоксиалканкарбоновые кислоты и сульфонилмочевины.

Гербицид Гримс

Гербицид Агритокс

Препарат представлен в нескольких формах: концентрат эмульсии; концентрат эмульсии + воднодиспергируемые гранулы и только воднодиспергируемые гранулы. Гербицид Биатлон расфасован в заводские бинарные упаковки весом в 4,5 л, 0,09 кг, 0,03 кг.

Преимущества Биатлона

  • Эффективно действует против более 100 разновидностей сорняков, в том числе и против наиболее вредоносных сложноцветных и крестоцветных сорных растений;
  • Благодаря трем активным компонентам, риск возникновения резистентности сведен к минимуму;
  • В связи с сокращением примерно в 2 раза нормы триасульфурона по сравнению с самостоятельным применением, риск последействия сведен до минимума;
  • Поскольку препарат обладает избирательным действием, интервал его применения заметно широк;
  • Возможно совмещение гербицида с некоторыми инсектицидами, как, например, Цунами или Десант, а также с другими гербицидами и фунгицидами, применяемыми в те же сроки. При высокой засоренности посевов вьюнком полевым следует использовать препараты, содержащие эфиры дикамбы, например, Триаитлон или Элант-Премиум.

Механизм действия

В ходе опрыскивания 2,4-Д кислота, действующая на ингибиторы роста, через наземную часть и корни проникает в сорняки. Попав в растение, она действует на процессы фотосинтеза и клеточное деление в его меристеме, тем самым вызывая деформацию тканей растения, а затем и полное отмирание.

Благодаря действию триасульфурона и метсульфурон-метила, наблюдается подавление синтеза аминокислот — валина и изолейцина, столь необходимых для успешного развития растений, что в конечном результате приводит к блокировке клеточного деления, остановке роста и дальнейшей гибели надземной части и корневой системы сорных растений.

Инструкция по применению

Для достижения большего эффекта применение гербицида Биатлон рекомендуется в период активного роста сорняков. Наиболее оптимальное время для обработки однолетних сорных растений – период их достижения от 2-х до 10 листьев или в фазе розетки; для корнеотпрысковых многолетних сорняков – при достижении высоты 10-15 см; для осота – в период розетки — начало стеблевания; длина побега полевого вьюнка, подмаренника цепкого должна быть примерно 10-15 см.

При этом обрабатываемая сельскохозяйственная культура должна находиться в фазе кущения. Однако, не запрещается проводить обработку и при достижении культуры фазы 2-3 листов до начала выхода в трубку.

Опрыскивание необходимо проводить при температуре воздуха от +8°С до + 25°С, в ясный, безветренный день, при достаточной увлажненности почвы. Не следует планировать проведение работ, если прогнозируются на ближайшие дни заморозки. Осадки, выпавшие через 2-3 часа после опрыскивания, не влияют на эффективность Биатлона.

Первые видимые признаки поражения сорняков проявляются уже через несколько часов после обработки. Окончательная гибель чувствительных к гербициду Биатлон растений-паразитов наступает от 3-х дней до 1 недели, для всех остальных – через 2-3 недели.

Норма расхода препарата

Одна упаковка препарата Биатлон рассчитана на обработку 10 га посевов зерновых. Норма рабочего раствора составляет в зависимости от вида сорняков, степени засоренности посевов растениями-паразитами – от 200 л до 300 л на 1 га.

Астматик – не допингер! Вся правда о норвежских спортсменах и их недуге

Очень сильно режут ухо насмешки над «норвежцами-астматиками» из-за арсенала средств от астмы. Пора окончательно разобраться в этом вопросе.

С чего все начиналось?

Разговоры о так называемых «норвежских астматиках» начались после публикации о целом арсенале лекарств, которые норвежские спортсмены привезли с собой в Пхенчхан. Всего спортсмены взяли 6000 препаратов от астмы и 10 небулайзеров – специальных устройств для ингаляций. Норвежцы доминируют в лыжах, берут медали и занимают пьедестал полностью. Стало модно ловить хайп и считать, что норвежские спортсмены как минимум мухлюют, прикрываются терапевтическими исключениями. Им можно, а нам нельзя? Где справедливость?

Но на фоне вагона и маленькой тележки из 6000 препаратов почему-то все забывают о британских, голландских и даже российских астматиках. Так что же это за пандемия?

История болезни

В традиционном понимании болельщика астма – хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей с участием разных клеточных элементов. Проще говоря, это то, чем болеет тот парень, постоянно брызгает ингалятором и которому (почему-то) нельзя много бегать. Стереотип.

На самом деле астма бывает, например, бронхиальной или сердечной. Даже, извините, избыточное скопление газов кишечнике – в народе метеоризм – проявление диспепсической астмы. В случае олимпийских атлетов речь идет совершенно о другом виде астмы – exercise-induced asthma. В российской медицине она имеет название «астма физического напряжения». Такое заболевание возникает отнюдь не в детстве, а уже в зрелом возрасте. И, разумеется, при занятиях спортом.

Как проявляется?

В основном этой болезни подвержены те, у кого есть склонности к астматическим проявлениям и кого «добивают» тяжелейшие тренировки. Несложно догадаться, что чаще всего от нее страдают велогонщики, биатлонисты и лыжники. Особую негативную роль играет холодный воздух. Именно под его воздействием во время частого отрывистого дыхания и может проявиться приступ «астмы физического напряжения». Если с биатлонистами лыжниками все ясно, то почему велосипедисты? Беда в том, что иногда гонки проходят с перепадами высот и температура резко падает. Это также может влиять на появление приступа.

Холодный воздух просто не успевает согреться и попадает в бронхи, вызывая спазм. Спортсмен начинает кашлять. А ведь в таком режиме нужно дышать несколько часов! Холодный воздух промораживает всю дыхательную систему спортсмена. После финиша в раздевалку не войти – кругом забивающий кашель, который проходит через пару часов. Лыжники называют это явление с юморком — «пробить легкие». Вот только при постоянном повторении возникают уже хронические проблемы. Кстати, в обычной жизни спортсмены не чувствуют дискомфорта, но как только физическая нагрузка увеличивается, их тут же накрывает приступ. Диагностировать наличие такой астмы достаточно легко, а начинать терапевтическое лечение просто необходимо как можно скорее. Этим в общем-то и занимаются врачи, например, норвежской команды.

Бич или стереотип? И только ли норвежский?

Отвечу сразу – нет, не только норвежский. Но у скандинавов самый большой процент лыжников, естественно основное внимание уделяют именно им. Норвежская пресса опросила лыжников мужской и женской национальной команды. Результаты поразили – из 13 спортсменов семь болели астмой и девять использовали устройства для ингаляции.

Причину выяснили. Теперь развеем миф о том, что одни норвежцы – «астматики».

Начнем с известного всем футболиста Дэвида Бекхэма. Англичанин с детства имеет диагноз «астма». Или легкоатлетка Пола Рэдклифф. А как же швейцарец Дарио Колонья?

Согласно докладу Макларена и в России есть так называемые «астматики». Александр Легков и Илья Черноусов. Вот только в отечественном спорте это сравни с проказой. Зачем прятать факты, зачем вилять? Как это делала, например, президент ФЛГР Елена Вяльбе. Сначала она заявила: «Еще до Игр в Сочи, если я не ошибаюсь, в 2012 году, Легкову и Черноусову был поставлен диагноз – один из видов астмы. Их смотрел в Давосе швейцарский врач, были проведены все необходимые обследования, после чего выписаны медикаменты. Естественно, все было сделано четко по правилам». А спустя некоторое время заняла противоположную позицию: «Многие в российской сборной прошли обследования, но никто не болен. Об астме я никогда не слышала». Это ненормально и очень странно.

Поэтому, друзья, эти пресловутые «астматики» есть везде. Только европейский спортсмен, имея разрешение, не скрывает своего недуга. В России же почему-то от этого открещиваются как от чего-то крамольного. Так и возникают стереотипы и мифы. Кстати, в Европе и разрешение на препараты от астмы получить проще. Потому россияне в том числе ездят на осмотры именно туда. Но необходимость ТИ надо все равно доказывать, а это целый серьезный процесс.

Не допинг, если в меру

Целый ряд лекарств от астмы просто продаются в аптеке и их можно принимать всем нуждающимся. Просто стоит указать название и количество «пшиков» в день при прохождении допинг-контроля. Для других нужны уже упомянутые ТИ.

Но здесь не обойтись без мнения специалиста. Спортивный врач Сергей Илюков рассказал в интервью одному спортивному изданию, насколько подобные препараты влияют на результат.

«Допустим, кто-то принимает лекарства в терапевтических дозах. Без лечения просвет бронхов, например, 70%. С лекарством – 100%. Преимущества над другими нет.

Может ли он увеличиться до 110%? В норме легкие не являются фактором, ограничивающим работоспособность, то есть увеличение просвета до 110% работоспособности не прибавит. Этот кислород все равно не усвоится, потому что лимитирующим фактором будет гемоглобиновая масса, а не просвет бронхов. Даже если просвет бронхов у тебя станет 110% – пользы в работоспособности ты не получишь.

Принцип, почему препараты запрещены как допинг, иной: при превышении терапевтических доз (то есть при приеме в запрещенных количествах) они имеют анаболический эффект. Растет сила и увеличивается жиросжигание.

Мне смешно читать мнения: ты принимаешь препарат от астмы, у тебя расширяются легкие – значит, ты получаешь больше кислорода. Это стереотипный образ мышления обывателя. А суть-то совсем иная».

Как раз на превышении доз в свое время и попались лыжник Мартин Сундбю и велогонщик Крис Фрум. Но они перешли грань дозволенного, соблазнились, за что понесли наказание.

Друзья, пора отбросить глупые стереотипы и, наконец разобравшись, навсегда забыть о «норвежцах-астматиках». Если, конечно, мы сами не хотим стать жертвами стереотипа «россияне-допингеры».

Препарат, за который ненавидят Логинова. Правда об ЭПО

Биатлониста Александра Логинова за ЭПО ненавидит половина биатлонного мира. Именно ЭПО или его модификации – тот самый препарат, дисквалификацию за который отбыли десятки звезд российского спорта: от лыжниц Лазутиной и Даниловой до биатлонистов Ахатовой, Юрьевой и Ярошенко. Правда ли, что ЭПО проникает в геном человека и дает пожизненную прибавку в результате? Реально ли от ЭПО можно умереть? Представляем исследование «СЭ» о самом популярном допинге в мире.

Велосипедисты крутили педали, чтобы не умереть

Как и почти все допинги, ЭПО – это в первую очередь лекарство и спасает жизни. Вообще-то эритропоэтин – гормон почек, который вырабатывается в человеческом организме естественным образом. Этот гормон улучшает доставку кислорода к мышцам и повышает уровень гемоглобина. В спорте это приводит к повышению выносливости, в медицине – позволяет лечить массу заболеваний, от анемии до некоторых видов онкологии и СПИДа.

В середине 1980-х появился так называемый рекомбинантный ЭПО. Гормон научились синтезировать в организмах мышей и других млекопитающих и затем применять для лечения людей. Уже в начале 1990-х рекомбинантный ЭПО стал доступен практически в любой аптеке. Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА), напомним, появилось только в 1999-м. До начала 2000-х надежного теста, способного определить наличие ЭПО в организме атлета, не существовало.

1990-е в спорте – это полная жесть в плане применения ЭПО. Хорошо, что пробы того времени сейчас уже невозможно перепроверить. Иначе медали можно было бы отобрать вообще у всех. В некоторых видах, вроде велоспорта, без этого вида допинга можно было даже не выходить на старт. Профессиональные команды возили за собой холодильники, набитые льдом и ампулами – ЭПО хранится только при низкой температуре. Бесконтрольность привела к смертельной опасности. Ведь как и любое серьезное лекарство, ЭПО имеет целый ряд побочных эффектов.

Главный из них – большие дозы гормона повышают вязкость крови и, соответственно, многократно увеличивают риск образования тромбов. Имея в организме лошадиную дозу ЭПО, легко можно заснуть и не проснуться. Есть знаменитые документальные кадры, когда по ходу легендарной многодневки «Тур де Франс», ночью в отеле, гонщики толпами бродят по темным коридорам. Они видят друг друга и, конечно же, все понимают. Но лечь спать не могут – слишком страшно. «During the day we live to ride. And during the night we ride – to live» (Днем мы живем, чтобы крутить педали. А ночью мы крутим педали, чтобы жить – англ.) – известная присказка велосипедистов именно про это. Но даже ночные променады помогали не всем. Гонщики умирали на дистанции, на тренировках, во сне – десятками.

Что такое микродозы и как обмануть «паспорт крови»

В начале 2000-х самая продвинутая лаборатория во французском Шатено-Малабри научилась-таки выявлять рекомбинантный ЭПО и его модификации. Первыми жертвами новой методики тестирования стали российские лыжницы Лариса Лазутина и Ольга Данилова, пойманные во время Олимпийских игр-2002 в Солт-Лэйк-Сити на дарбепоэтине. После этого лыжники и велосипедисты из самых разных стран полегли под дисквалификации косяками. Все они, конечно, уверяли, что не делали ничего запрещенного. И многим даже верили: Лазутина, например, до сих пор Герой России и успешный политик.

На самом деле, принять ЭПО случайно невозможно. Это всегда курс из нескольких инъекций, рассчитанный в зависимости от конкретной модификации препарата. Антидопинговые методики тут, как обычно, отстают от тех, кто придумывает допинг. Научились ловить дарбепоэтин – появился SERA. Сейчас различных видов ЭПО десятки, если не сотни. Они производятся по всему миру, но черный рынок особенно процветает в Китае. Некоторые выводятся из организма буквально за несколько часов. Но сделать курс инъекций случайно, по неосторожности. Сложно представить себе такое в реальности.

Главный удар по любителям запрещенки ВАДА нанесло уже в этом десятилетии. Введение биологического паспорта сильно осложнило жизнь допингерам. Сейчас все элитные спортсмены имеют так называемый «паспорт крови». Они регулярно сдают пробы, показатели на протяжении нескольких лет записываются и вычисляется норма для каждого конкретного атлета. Если какие-то значения вдруг резко выходят за границы этой «нормы», спортсмена дисквалифицируют, даже если следов ЭПО в его организме не найдено.

Думаете, ЭПО больше не применяется? Как бы не так. Во-первых, паспорта крови имеют далеко не все спортсмены. Это – привилегия элиты, а все остальные по-прежнему сдают пробы только на соревнованиях, от случая к случаю. Поэтому, например, в киргизском городе Чолпан-Ата, где проводит сборы подавляющее большинство российских легкоатлетов, ЭПО легко можно купить в обычной аптеке. Ассортимент этого заведения вообще впечатляет, спрос рождает предложение – тут и эпоэтин, и синтезированный гормон роста джинтропин. Фото витрины этой аптеки опубликовал известный спортивный врач Эдуард Безуглов.

Во-вторых, даже идеальный паспорт крови – далеко не гарантия, что спортсмен «чистый». ЭПО реально применять, даже не выходя за границы допустимых колебаний. Просто тогда от лошадиных доз прошлого придется спуститься до микродоз. Они в 20 и более раз меньше тех, что вкалывали в себя безумные велосипедисты 1990-х. Соответственно, и эффект от них в разы меньше. Но он все равно есть, а риск попасться – минимален.

– Допустим, по паспорту ваши показатели крови не должны превышать 20 условных единиц, – объяснил один из российских спортивных врачей. – Значит, вы можете вколоть микродозу с расчетом, чтобы не выйти за пределы этого значения. Причем можно комбинировать различные модификации ЭПО – эффект от них складывается, а сроки выведения значительно меньше, чем если использовать какой-то один препарат.

ЭПО – это гормон, а не синтетический препарат, поэтому определить его в организме по-прежнему крайне сложно. Утром он еще может быть, а вечером – уже нет. Вспомните теперь миллиард историй, когда допинг-офицеры приезжали к спортсмену на внесоревновательное тестирование и не находили его на месте. Человек перепутал, забыл, не услышал звонка в дверь, остался ночевать у друга или подруги. Все это легко может быть правдой. А может – и не быть, и когда офицеры снова придут за пробой завтра, они уже не найдут в организме того, что могли бы обнаружить сегодня.

Почему можно прекратить принимать ЭПО и все равно выигрывать

По поводу опасности для здоровья бесконтрольного употребления ЭПО, двух мнений быть не может. Это реальная угроза жизни. Но вот с микродозами все не так очевидно. Медицинских исследований тут не проводилось, да и вряд ли ВАДА разрешит такой эксперимент. А что, если окажется, что микродозы не вредны? И более того, например, даже защищают организм от экстремальных перегрузок?

Вполне вероятно, что так и есть. Но все равно, разрешить ЭПО в микродозах = это открыть ящик Пандоры. Мошенники тут же научатся превышать разрешенные показатели и постепенно все вернется к кошмарной ситуации 1990-х. К тому же, как оказывается, к допингу тоже нужен свой «талант». И один и тот же препарат в одинаковой дозировке может по-разному действовать на разных людей.

Тут, кстати, скрыт и ответ на вопрос: почему одни спортсмены после применения ЭПО спокойно возвращаются «чистыми» и выступают на прежнем уровне, а другие хоронят свою карьеру навсегда?

– ЭПО как препарат не имеет долгосрочного действия, – объясняет известный спортивный врач Сергей Илюков. – Работоспособность организма повышается только временно и падает по мере прекращения приема. Но штука в том, что если применять ЭПО в период интенсивных тренировок, это позволяет выполнять более значительный объем работы. И проделанный объем потом имеет долгосрочный эффект на выступления спортсмена. Поэтому нарушители склонны употреблять ЭПО как в соревновательный период, так и в период межсезонья, когда закладывается база для дальнейших выступлений.

Что будет, если человек однажды попался на ЭПО, отбыл дисквалификацию и продолжает соревноваться «чистым»? Может ли допинговое прошлое давать превосходство в настоящем? На самом деле, вряд ли. ЭПО точно не проникает в гены и нигде не откладывается.

Все люди очень разные, и на допинг тоже реагируют по-своему. Кто-то от природы силен и способен выполнять нужные нагрузки даже без микродоз. Такой спортсмен вернется после дисквалификации на свой уровень или даже поднимется выше. Другие, наоборот, конкурентоспособны в большом спорте только при условии повышенного уровня гемоглобина, который дает ЭПО. Если этот уровень падает, а человек продолжает тренироваться с прежней интенсивностью, придут перетренированность, проблемы со здоровьем и неизбежный конец карьеры.

Нужно ли перечислять спортсменов, кто в достаточно молодом возрасте вдруг резко заболел (при этом конкретная болезнь не называлась), пошел на спад и закончил? Таких примеров даже в российском спорте полно. Наверняка далеко не все эти случаи связаны именно с микродозами ЭПО. Но многие – связаны. И это секрет Полишинеля.

Почему Логинов не должен молчать

ЭПО – тот редкий вид допинга, где все однозначно. Его нельзя принять под видом витаминки или лекарства, случайно проглотить вместе с пищей или загрязненной биодобавкой. Это серьезный препарат, на применение которого можно пойти только сознательно. Когда пойманные впоследствии говорят «нас обманули» и начинают винить тренеров или кого-то еще, речь, скорее всего, идет о том, что им обещали: вас не поймают. А получилось все совсем иначе.

Именно поэтому так недовольны успехами Логинова Мартен Фуркад и многие другие. В их западном мире мало просто отбыть наказание. Чтобы быть мировой звездой и просто рукопожатным человеком, нужно еще и покаяться. Для нашей, российской ментальности это чуждо. Нам достаточно намеков от Логинова на то, что ему пришлось и виноват, на самом деле, кто-то еще. Что за этими намеками стоит – каждый додумывает для себя.

В этом конфликте нет хороших и плохих. Это столкновение двух разных ментальностей. Объяснит ли что-то Логинов миру – на самом деле, не только его личное дело. Александр, если продолжит выступать так же хорошо, вскоре станет одной из главных звезд нашего спорта. Кумиром тысяч мальчишек, начинающих биатлонистов. Что они будут думать: подумаешь, укололся, попался, а потом вернулся – и ничего страшного? И вообще, пусть эти фуркады помолчат, сами вон на терапевтических исключениях сидят? Пока, судя по всему, следующее поколение рассуждает именно так. Если Логинов и остальные промолчат – так и будет. И тогда новый грандиозный допинговый скандал вокруг нашего спорта – только дело времени.

Лекарство для чемпионов: Норвегию обвинили в организации допинг-системы в спорте

Допинговая система

В преддверии зимних Олимпийских игр в Пхёнчхане шведский телеканал SVT выпустил документальный фильм, в котором рассказывается о применении запрещённых препаратов в спорте. В очередной раз обвинения коснулись России, которой упорно продолжают приписывать существование государственной системы поддержки допинга. Однако на этот раз большая часть подозрений пала на страну, которая является одним из флагманов зимних видов спорта, — Норвегию.

Так, по словам одного из создателей фильма Хассе Свенса, в Норвегии применение запрещённых препаратов очень широко распространено и контролируется спортивными организациями.

«У Норвегии существует организованная допинг-система на уровне спортивных федераций, у России — государственная допинг-система. В Швеции допинг принимали только отдельные спортсмены, наблюдаются некоторые аномальные показатели, но говорить о системе тут нельзя. Как я считаю, почти ни одной медали в 1990-е годы не было взято без допинга», — заявил Свенс в интервью Expressen.

Фильм шведа не был серьёзно воспринят в спортивном сообществе, с критикой в его адрес выступил даже его соотечественник — лыжник Андерс Сёдергрен.

«Мне не хочется об этом говорить. Перед каждым крупным турниром появляются подобные слухи. Все спортсмены разные. Я знаю людей, у которых всегда был высокий уровень содержания гемоглобина в крови. И он держался на протяжении нескольких лет. Таким образом, эти обвинения ничего не значат», — сказал золотой призёр Олимпиады в Ванкувере.

Сам Свенс не придал значения словам известного лыжника, сославшись на невнимательность спортсмена.

«Значит, он плохо его (документальный фильм. — RT) смотрел. Все думают, что у нас есть информация о допинг-пробах только с чемпионата мира в Лахти, но это не так. У нас её намного больше — с самых разных соревнований», — заявил журналист.

Создатель фильма провёл параллели между Норвегией и КНДР в вопросе сокрытия данных.

«В Норвегии делают всё, чтобы замолчать информацию об этой ситуации. Норвежская федерация ведёт пропаганду, сопоставимую с той, что есть в Северной Корее. Всему своё время, последнее слово в этой истории не сказано. Норвегия когда-нибудь тоже выйдет из спячки», — пригрозил Свенс.

Лекарство от астмы

На протяжении многих лет известно, что значительная часть норвежских спортсменов применяет средства от астмы. Однако это нисколько не мешает им выступать наравне со здоровыми атлетами из других стран.

По данным SVT, 70% олимпийских медалей, завоёванных Норвегией в лыжных гонках за последние 26 лет, значатся в активе атлетов, страдающих астмой. При этом несколько меньше показатели у шведов, которым якобы страдающие данной болезнью спортсмены принесли около 50% наград.

Давно установлено, что приём противоастматических препаратов положительно влияет на рост мышц спортсменов. А допустимые дозы лекарства являются изрядно завышенными, при том что максимальный объём препаратов вряд ли потребуется хотя бы одному атлету. В частности, в фильме SVT указан случай, произошедший в 2016 году с лыжником Мартином Йонсрудом Сундбю. Трёхкратный призёр Олимпиады за считаные минуты вдохнул в 10 раз больше допустимой дневной нормы препарата.

Мировые антидопинговые организации никак не реагируют на применение подобных лекарств. Так, на Олимпийские игры в Пхёнчхане норвежцы взяли более 6 тыс. противоастматических препаратов, что намного больше, чем позволили себе привезти шведы, финны и немцы. По количеству ингаляторов Норвегия опережает вышеназванные страны в десятки раз.

Глава медицинской службы национальной команды Норвегии Мона Кьелдсберг, комментируя данную информацию, выразила уверенность, что делегация не ошиблась с объёмами лекарства.

«Понимаю, что количество привезённых нами доз может показаться кому-то огромным. Но, если разбить этот объём на доли, вы поймёте, что он не такой уж и большой. Мы взяли 43 ингалятора, которые будут использоваться индивидуально. Если ингалятор понадобится какому-то спортсмену, он его возьмёт и в дальнейшем будет продолжать использовать. Мы убеждены, что не ошиблись с количеством лекарств. Исходили из статистики прошлых Олимпиад. Необходимо быть готовыми к тому, что по ходу всей Олимпиады множеству атлетов будут нужны препараты. При этом ожидается, что большая часть доз будет возвращена в Норвегию без использования в Корее», — сказала врач.

«Является мощным допингом»

Тот факт, что лекарства от астмы оказывают сильнейшее влияние на физические данные спортсменов, подтверждает и четырёхкратный олимпийский чемпион по биатлону Александр Тихонов.

«Противоастматические препараты расширяют клетки дыхательных путей, лёгких. Способствуют обогащению крови кислородом. На это необходимо было обратить внимание давно. Нужно было всячески говорить об этом, заявлять, что мы считаем данные действия недопустимыми», — заявил RT бывший глава Союза биатлонистов России.

По его мнению, данные обвинения могут сойти с рук норвежским спортсменам и федерациям. Он отметил, что скандинавы, как и многие другие атлеты, могут иметь сертификат о терапевтическом исключении (TUE).

«Для этого необходимо обратиться к такому факту. Когда Мария Шарапова была отстранена за применение допинга, её известная соперница — американка Серена Уильямс — принимала его аналог. Однако её доктор сообщил в вышестоящие инстанции, что ей необходим данный препарат, поэтому она избежала дисквалификации. В том случае если норвежцы располагают подобным разрешением, то они не будут отстранены. Вероятно, если они позволяют себе так открыто принимать средства от астмы, у них на руках есть соответствующий документ, который позволяет им делать это», — считает Тихонов.

Согласен с ним и двукратный олимпийский чемпион по биатлону Дмитрий Васильев.

«Если норвежцы имеют право использовать противоастматические средства на основании сертификатов о терапевтическом исключении, обсуждать здесь нечего. Как и тот факт, что эти препараты дают серьёзные преимущества для здоровых спортсменов, являются мощным допингом. Это было многократно доказано», — подтвердил Васильев.

Ситуация с обвинениями в массовом применении запрещённых препаратов в адрес Норвегии сильно напоминает ту, после которой российский спорт подвергся различным санкциям со стороны федераций, а атлеты были отстранены от Олимпиады 2018 года. Как считает Васильев, не застрахована от подобного и скандинавская страна.

«Может произойти всё что угодно. Мы живём в такое время, когда события могут развиваться по совершенно неожиданному сценарию. То, что происходит с Россией, не нравится всему спортивному сообществу. Ожидают ли Норвегию такие же санкции, что и нашу страну, — маловероятно, но возможно всё. Думаю, во всех подобных вопросах необходимо полагаться исключительно на здравый смысл, а не эмоции», — выразил мнение прославленный биатлонист.

Кроме того, Васильев не согласен с тем, что спортсмены, страдающие каким-либо заболеванием, получают право принимать запрещённые препараты и выступать наравне со здоровыми атлетами.

«Моя позиция здесь абсолютно чёткая. Я считаю, что в профессиональном спорте не должно быть места больным атлетам. Если он чем-то болен, и ему необходимо принимать какие-либо препараты, тогда он не должен выступать наравне с остальными. В обратном случае будут порождаться разного рода домыслы и спекуляции. В Олимпийской хартии прописано, что условия должны быть равными для всех, в современном спорте это явно не так. Все об этом знают, но под предлогом толерантности и терпимости одни спортсмены могут употреблять всё что им вздумается, а другим абсолютно всё запрещается», — добавил Васильев.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: